Олександр Вілкул: Влада знає – в другому турі я виграю у будь-якого

Олександр Вілкул: Влада знає – в другому турі я виграю у будь-якого

Интервью кандидата в Президенты от ОППОЗИЦИОННОГО БЛОКА Александра Вилкула изданию «КП в Украине»


Александр Вилкул – производственник до мозга костей. Он разбирается в экономике, в финансах, в промышленности. Но в разговоре с ним внезапно выяснилось: Вилкулу не чужды человеческие эмоции и страсти. Особенно, когда рассуждает о будущем Украины. Честен он при этом или лукавит? 

– Я никогда не вру, – заверил Александр. Читайте и проверяйте. 

– Начнем с главного. Вы за Россию или за Европу? Если измерять по шкале пророссийскости от 1 до 10, то вы где? 

– Что такое пророссийскость? Кстати, вешание ярлыков – это политтехнология.  

Я русскоязычный украинский политик. Другое дело, я считаю – нам необходимо выстраивать с Россией обоюдоприемлемые отношения, потому что надо закончить войну. Потом можно не ходить друг к другу на день рождения. Но это намного лучше, чем постоянно воевать и конфликтовать. Я не за Россию и не за Европу. Я– за Украину. 

– На словах все просто. Но как выстроить такие отношения? 

– Путем переговоров. Украина вообще не ведет никаких переговоров, мы отдали их третьим странам. А третьи страны – хоть США, хоть Европа – будут думать о своих интересах, а не об интересах Украины. Нам надо выходить на прямые переговоры.  

– Тогда контрольный вопрос: Крым чей? 

– Крым – это, безусловно, Украина. Был, есть и будет. Но любой кандидат, который назовет какие-либо сроки по возврату Крыма в Украину, вам соврет. Когда я шел на избирательную кампанию, сам себе дал установку: не то что врать, я никогда не вру, а даже не буду недоговаривать. Потому говорю: Крым – украинский. Но чтобы его вернуть, нам надо пройти долгий путь. Зависит это от многих факторов. От международных судов. От давления международного сообщества. Во многом от того, какой сама будет Украина. Если Украина останется буферной зоной между Россией и Европой, с вечной войной до последнего украинца, нищей 15-миллионной аграрной страной и распроданной землей, то вернуть Крым будет сложнее.  

Но зачем, если наша власть говорит, что Крым – это Украина, а делает все, чтобы оттолкнуть 2 с лишним миллиона крымчан? Потакают радикалам, которые взрывают линии электропередач, перекрыли воду, установили полную блокаду.  

Украина должна поддерживать украинцев в Крыму и делать все для того, чтобы они не потеряли связь с родиной. Став президентом, я в первый месяц дам в Крым воду и восстановлю все экономические отношения. И буду поддерживать украинцев в украинском Крыму. 

    

Шевченко  что, тоже сепаратист?

    

– Насколько остро для вас стоит языковой вопрос?  

– Язык – надуманная проблема. У нас никогда не было проблемы языка, пока на этой теме не начали искусственно спекулировать, чтобы консолидировать незначительную часть радикально настроенных избирателей.  

– Как же нет проблем, когда в парламенте хотят принять закон о защите украинского языка? 

– На самом деле это не законопроект о поддержке государственного украинского языка, который мы, безусловно, все уважаем. Это проект, который запрещает все остальные языки – везде, кроме как в быту и религиозных учреждениях. И только потому, что в быту власти не могут запретить другие языки.  

Власти хотят приравнять язык к государственным символам – это герб, флаг, гимн. За проявление к ним неуважения – сразу три года. Вот мы с вами сейчас разговариваем на русском языке. Означает ли это неуважение к украинскому языку в их интерпретации? Не знаю. Как захотят, так и будут интерпретировать. 

При этом Украина подписала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, которым обязались выполнять все законы, хартии и положения. А этот языковой законопроект абсолютно им не соответствует.  

В европейских законах и нормах записано: если 10% и более людей, проживающих на какой-то территории, разговаривают на языке, отличном от государственного, то этот язык может применяться наравне с государственным. Более того, эта Европейская Хартия региональных языков ратифицирована в Украине. Но на деле у нас призыв к введению региональных языков приравнивают к посягательству на территориальную целостность и конституционный строй в Украине. А это статья от 5 до 10 лет заключения.  

– Видела, вы в сессионном зале подарили спикеру книгу. Что за книга? 

– Я наглядно призвал гражданина Парубия и провластных народных депутатов создать в Верховной Раде библиотеку родной литературы. Предложил начать с «Кобзаря» Тараса Григорьевича Шевченко. В оригинальной версии есть стихи как на украинском, так и на русском языке.  

И я задал спикеру очень простой вопрос: «Вы же все называете Шевченко пророком, нашим национальным символом. Так 54% его литературного наследия – на русском языке. Теперь Шевченко – сепаратист? Он сепар или «зрадник» – кто?» 

– И что вам ответили? 

– По большому счету ничего разумного. Потому что знаю: у Порошенко есть большой Томас, а этот языковой законопроект – такой небольшой «томасик» Парубия. Он пришел на съезд Порошенко и поддержал его кандидатуру в президенты при том условии, что за языковой законопроект проголосует фракция БПП.  

– Думаете, поддержат? 

– Наша фракция будет голосовать против.


СБУ подсылает радикалов


 Примут закон – и что потом делать? 

– Мы победим на выборах и отменим весь этот бред.  

На центральном уровне должно остаться всего несколько наиболее важных вопросов. Оборона, безопасность, внешняя политика, законотворчество и инфраструктурные проекты – как национальные, так и международные. Все остальные вопросы необходимо отдать полностью в полномочия регионов. Вместе с деньгами.  

В том числе очень важна культурная децентрализация. Каждый регион будет сам принимать решения, какие памятники ставить, какие праздники праздновать, какие региональные языки он введет и как называть села, города, улицы, области.  

Сейчас власти придумали очередной бред, чтобы отвлекать внимание людей от социальных проблем. Переименование Днепропетровской области: 95% жителей трехмиллионной области против. Но нашим начальникам в Киеве все равно. Эта власть слышит только саму себя, а не людей.  

 Сами-то в Днепр и область часто наведываетесь? 

– Да, часто. Раз в неделю, раз в две недели. 

– Вам там комфортно? 

– Мне в Днепропетровске комфортно, когда я просто живу. Но если я встречаюсь с людьми и об этом знают в СБУ, то на меня сразу начинается давление со стороны радикалов. Последняя встреча произошла в ДК «Металлург». 1200 человек присутствовало, очень хорошая встреча, но вокруг находились более 300 радикалов с бутылками с зажигательной смесью. Было 23 февраля, и они хотели провоцировать конфликт. Должен сказать, что хорошо сработала полиция и смогла защитить людей.  

– Значит, МВД хорошее, а СБУ плохая?  

– В СМИ можно встретить утверждение, что С14, которые пытаются давить на ветеранов, на меня, на наши офисы, – это абсолютно структура СБУ. 

Сядут не трое друзей, а все, кто виноват


 Вы говорите: «став президентом». Хорошо – стали. Первые шаги?  

– Мир. Поддержка экономики. Но не экономики ради экономики, а ради высоких заработных плат, достойных пенсий, достойного уровня жизни.  

 Сейчас пенсионерам дадут прибавку. 

– Два раза? Перед каждым туром дадут деньги – это не «хорошая пенсия». Всегда надо смотреть на покупательную способность. Сколько у тебя есть денег и что ты за них можешь купить.  

 Сколько при президенте Вилкуле будет стоить доллар?  

– При президенте Викуле доллар будет стабильный, а покупательная способность людей - расти. Расходы на коммуналку в самой бедной семье не превысят 15%. Это будет достигнуто и путем повышения реальных заработных плат, и путем снижения тарифов.  

 Как насчет узаконить импичмент президента Вилкула? 

– Отношусь к этому очень позитивно. Надо заложить какие-то правила на поколения вперед. Я за то, чтобы лишить неприкосновенности президента, депутатов, судей, приняв закон об импичменте президента и закон о механизме отзыва депутатов, не оправдавших доверия. Одним пакетом, одним махом.  

 Но вы не первый раз избраны депутатом. Сколько уже говорили об отмене неприкосновенности… 

– Вот именно – говорили. Рассказывали сказки. Даже один раз голосовали за снятие депутатской неприкосновенности. Я, кстати, голосовал «за». Но это все политические игры.  

 Кого из трех друзей обещаете посадить? 

– Когда каждый кандидат в президенты обещает посадить троих своих друзей, это выглядит красиво лишь с точки зрения избирателей. Задача президента – создать такую систему правоохранительную, прокурорскую, при которой сядут не трое друзей, а сядут все, кто виноват. А кто не виноват – не сядут.  

Если друзья президента виноваты, они ответят по закону. И приговор им зачитают на государственном украинском языке. 

– О! У вас уже есть будущий генеральный прокурор! Есть команда? 

– Как раз у нас и есть команда. ОППОЗИЦИОННЫЙ БЛОК – это даже больше не политики, а производственники. Команда ОППОЗИЦИОННОГО БЛОКА – это больше, чем фракция в парламенте. Это люди, которые поднимают предприятия, поднимают целые отрасли, выплачивали годичные долги по зарплате и хорошо понимают, как функционирует и реальный сектор экономики, и система управления государством.  

Я уверен, что все проблемы от того, что сейчас страной управляют дилетанты, которые просто не имеют управленческого опыта и некомпетентны. Из кризиса Украину выведут только профессионалы.

«Меня и посадить пытались и деньги предлагали»


 Следите ли вы за рейтингами? 

– Меряем, конечно. Но, во-первых, реальных соцопросов у нас в стране нет. Все зависит от заказчика. Во-вторых, во всех соцопросах внизу мелкими буквами написано, что более 50%, иногда 60%, иногда 70% людей отказались отвечать. Вот те, кто отказываются отвечать, за нас на самом деле.  

Могу сказать: если я выйду во второй тур, то выиграю у любого кандидата. Из-за этого СБУ пытается сделать все, чтобы меня остановить. В ноябре меня пытался посадить Луценко. Это видела вся страна в прямом эфире. И как его свидетель рассказал, что ему 70 лет, его кинули в неотапливаемую камеру и выбивали показания против Вилкула. За 4 месяца до выборов. Такое происходит только с людьми, которые не хотят договариваться, не хотят плясать под дудку властей.  

 А предлагают договориться? 

– Мне – десятки раз. Предлагают порешать вопрос с уголовными делами, какие-то политические преференции, предлагают деньги. Но во время предвыборной кампании уже не предлагали.  

 Выборы  всегда грязная тема. Наивно ждать иного. 

– Как бы пафосно это ни звучало, но от чистоты этих выборов зависит будущее страны. Поэтому мы будем бороться за результат исключительно правовым путем. К сожалению, далеко не все политические силы придерживаются такой же позиции. Огромный поток информации в СМИ, что будут попытки  сфальсифицировать выборы на участках, через подконтрольных себе членов избирательной комиссии. Будут попытки сфальсифицировать выборы до участков – так называемые механизмы «сеток» и привода людей. Задействуют механизмы, похожие на ковровое бомбометание, – повлиять, в первую очередь, на пенсионеров, массовыми выплатами разовых надбавок к пенсиям перед выборами и монетизацией льгот.  

– Не жалеете, что ввязались в президентскую кампанию? 

– Юрий Бойко, бывший лидер ОППОЗИЦИОННОГО БЛОКА, предал партию и своих избирателей в самый ответственный момент и пошел на переговоры с Банковой с попыткой создать альтернативный политический проект. Я не мог предать своих коллег, избирателей, я никогда не предаю. И когда накануне старта президентской кампании партия оказалась в такой сложной ситуации, мне предложили стать кандидатом от Оппозиционного блока. И я согласился. Для меня это – огромная ответственность. Мы же понимаем, что именно от нас избиратели ждут защиты своих интересов. Поэтому я не мыслю категориями «жалею – не жалею». Это долг и ответственность. 

«За 3 года выйдем на уровень 2013 года»


 Вы видите для нашей страны будущее в индустриализации или в аграрной сфере? 

– Я однозначно противник 15-миллионнной аграрной «сверхдержавы» с проданной землей. Это фейк. Это путь нищей буферной зоны. Я же вижу Украину страной с гармонично развитыми разными отраслями экономики. Я за сельское хозяйство. Но только сельское хозяйство еще не сделало ни одну страну богатой. В Европе самые аграрно развитые страны – это Германия и Франция. Но у одной это занимает 0,7% ВВП, а у другой – 1,7%. Все остальное – промышленность и услуги.  

– На какую отрасль вы больше ставите? 

– У нас есть отрасли, традиционно доставшиеся после Советского Союза и которые надо восстанавливать и отстраивать то, что разрушено непрофессионалами. Например, горно-металлургическая – главная бюджетообразующая отрасль. Также угольная отрасль. Мы страна с одними из самых больших запасов угля в мире. При этом в прошлом году эта власть потратила 2,2 млрд долларов США на закупку угля за границей – в России, США и Южной Африке. Для сравнения: бюджет всего здравоохранения – один миллиард.  

Надо ли заниматься газовой отраслью, чтобы увеличить добычу украинского газа, а мы вторая в Европе страна по разведанным месторождениям, чтобы получить настоящую энергетическую независимость? Да.  

Следующее – это отрасли с высокой добавленной стоимостью: машиностроение, судостроение, авиастроение, современные отрасли типа IT. 

Основная проблема нашей промышленности заключается в том, что она механизирована, но не автоматизирована на достаточном уровне, чтобы мы могли конкурировать на мировом уровне.  

 Многие люди мечтают о возвращении того, «как было». Сколько времени нужно на достижение уровня 2013 года?  

– У нас есть не только все необходимое, чтобы вернуть утраченное, но и сделать несколько важных шагов вперед. У меня есть четкая программа. За 3 года мы выйдем на уровень 2013 года по валовому внутреннему продукту и по благосостоянию людей. Реинтеграция Донбасса – большой катализатор реализации этой программы. Потому что там много промышленных предприятий, которые находятся в традиционных кооперационных цепочках с предприятиями, оставшимися на территории, подконтрольной Украине. И это даст синергетический эффект.  

 Считается, что на выборах решения принимает старшее поколение. А вы, наоборот, в своей предвыборной кампании делаете ставку на молодежь.  

– Я против формулировки «делаю ставку».  

Я смотрю на ситуацию, во-первых, через призму представителей старшего поколения, которые нуждаются в защите. Мы для них разработали пакет государственных гарантий, включая достойную пенсию и медицинскую страховку. Во-вторых, через призму людей, которые сейчас работают и которым нужно создавать условия, рабочие места и обеспечивать достойной заработной платой. Для них мы поднимаем промышленность и перезапускаем экономику. И, в-третьих, через призму молодежи, с которой в нашу страну придет будущее, но которых сейчас гонят из страны. Для них мы сможем создать условия, чтобы они вернулись и строили счастливую жизнь в нашей стране. И все три направления для меня одинаково важны.  

– …с уважением к их традициям. 

– Само собой. У меня с ними традиции одни. 9 Мая, например.  

 Если вы не выйдете во второй тур, то кого поддержите? 

– Готов поддерживать тех, кто поддержит мою программу. Есть принципиальные вещи, например мир. По вопросу «мир – война» я бескомпромиссен. Только мир.  

Мы сейчас объединяем всех политиков, которые находятся в реальной оппозиции к действующей власти. Подчеркну – в реальной. Я не говорю о политиках, которые выступают с оппозиционной риторикой в парламенте, а все остальное время живут на Банковой. 


«150 депутатов нам хватит с головой вместо 450 дармоедов»


 Какой созыв в Верховной Раде для вас самый сложный? 

– Этот, конечно. Потому что парламент выбран на эмоциях. Огромное количество людей неадекватны в прямом смысле этого слова. Многие даже хвастаются справками о психических заболеваниях. Много людей, еще пять лет назад стрелявших сигареты вокруг Верховной Рады, сегодня стали олигархами исключительно на патриотических и антикоррупционных лозунгах.  

 Как вы относитесь к идее создания двухпалатного парламента? 

– Поддерживаю. 150 депутатов нам хватит с головой вместо 450 дармоедов. И депутаты должны избираться по открытым спискам. Это нижняя палата.  

Верхняя палата, которая контролирует работу нижней, утверждая либо не утверждая принятые нижней палатой законы. Для верхней палаты должна быть мажоритарка. По одному депутату от миллиона украинцев. Всего 27 примерно получается. Итого в общей сложности – 177 депутатов. 

01 березня 2019 11:25
'site2018:subscribe.form' is not a component