Александр Вилкул: Супрун надо не просто выгнать, а сделать так, чтоб она понесла ответственность

Александр Вилкул: Супрун надо не просто выгнать, а сделать так, чтоб она понесла ответственность

Одной из самых обсуждаемых тем февраля стала череда очередных скандалов вокруг отстранение Ульяны Супрун с поста и.о. министра здравоохранения. Когда в медицине будет наведен порядок и как обеспечить реальное улучшение качества лечения украинцев, прокомментировал изданию «Интерфакс-Украина» Александр Вилкул, народный депутат и кандидат в президенты Украины от «ОППОЗИЦИОННОГО БЛОКА – Партии мира и развития».

- Еще два год назад, 16 января 2017 года, вы первым внесли в Верховную Раду проект постановления о признании работы Ульяны Супрун неудовлетворительной с последующем ее увольнением с должности. Как сейчас вы оцениваете отстранение Супрун через суд?

- Прошедшие два года только подтвердил правильность моей законодательной инициативы. Я предупреждал! Парламенту нужно было действовать решительно – последствия были бы менее разрушительные для украинского здравоохранения и людей.

При Ульяне Супрун в страну вернулись эпидемии и болезни, которых у нас не было десятилетиями. Последний раз, когда я слышал слово "корь", это был рассказ о том, что старший брат и старшая сестра моего отца умерли от кори во время Великой Отечественной войны. С тех пор прошло 75 лет. И в прошлом году в нашей стране - 55 тысяч случаев заболевания корью, 16 умерших, в том числе 11 детей. В этому году только за январь – уже 15 тысяч заболевших корью, 8 умерших! При Супрун эпидемиологическая ситуация резко ухудшилась. По данным Всемирной организации здравоохранения, самый низкий уровень детской вакцинации сейчас не в Конго, не в Зимбабве, не в других странах с экзотическими названиями, а в Украине.

- Подождите, но в 2012 году, когда вы работали вице-премьер-министром, корью заболели за год почти 13 тысяч человек. И никто из правительства уволен не был. То есть, ситуация не сегодня стала неблагополучной.

- Сравните: 13 тысяч случаев за весь 2012 год – и 15 тысяч заболевших только за январь 2019 года! И это при том, что количество людей в стране значительно уменьшилось с тех пор. Сегодня речь идет о необъявленной эпидемии кори.

Уточню также, что я занимался в правительстве вопросами не медицины, а ЖКХ – и при мне ни один тариф в стране не был поднят ни на копейку.

Часто слышу, как нынешние провалы в здравоохранении пытаются оправдать действиями "попередников". Но "той власти" нет в стране уже пять лет. Сколько можно на нее все списывать?

- Вы не поддерживаете персонально Ульяну Супрун или медицинскую реформу как идею?

- Необходимость проведения медицинской реформы никто не отрицает. Я сам много раз поднимал этот вопрос. Но только Ульяна Супрун занимается не реформой, а антисоциальными экспериментами над живыми людьми. С медициной было плохо, а стало просто катастрофически ужасно. Давайте думать, как сделать хорошо.

Конечно, я голосовал против так называемой "медицинской реформы Супрун", которая направлена только на закрытие больниц и введение платной медицины.

За 4 года количество койко-мест в наших больницах уменьшилось на 23,5%. То есть, тихим сапом закрывают больницы. У нас в 2013 году было 2500 медицинских учреждений, а сейчас осталось 1700.

- Как говорится, критикуя – предлагай. Если финансирования не хватает на достойный уровень медицины, то как повысить качество лечения?

- Я - производственник и привык не просто критиковать, а предлагать конкретные решения. Я уже выступал в парламенте с идеей страховой медицины, которую считаю эффективной. Это модель была опробована мною на крупных предприятиях. В 2003 году я стал генеральным директором Центрального горно-обогатительного комбината в Кривом Роге. Трудовой коллектив - 10 тысяч человек. Мы выплатили долги по заработной плате, которые оставались от предыдущего руководства, и ввели социальную программу - это бесплатная страховка работникам за счет средств предприятия. Это был один из первых подобных опытов в нашей стране.

Приезжаю я в больницу через три месяца, захожу к нашим работникам, котоыре проходят лечение и спрашиваю: "Ну как?". Они говорят: "Отлично! Нас хорошо кормят три раза в день, есть лекарства и нас лечат". С тех пор я - сторонник страховой медицины. Но в каком виде? Для бюджетников, пенсионеров и детей страховку должно купить государство. Для работников предприятий всех форм собственности страховку по закону должен будет оплатить работодатель.

- И с этой страховкой можно будет обратиться в любое медицинское учреждение?

- Да, с такой страховкой человек пойдет к доктору, которому больше доверяет, в больницу, которая ему больше нравится. Его вылечат, а заплатит за это страховая компания.

Скажите, кто верит Ульяне Супрун, которая говорит, что «гроші будуть ходить за пациєнтами»? Кого из пациентов они уже догнали, эти гроши?

А когда мы дадим в руки людям медицинскую страховку, тогда и деньги придут в медицину, потому что будут платить страховые компании. И тогда каждый врач будет стараться лучше лечить, и тогда каждая больница будет создавать условия для того, чтобы в эту больницу шли, чтоб не было очередей, чтоб все были вежливыми, чтоб были медикаменты, чтоб было оборудование.

Вот такая нам нужна медицинская реформа. Я предлагал это три года назад с трибуны парламента, и два года назад, и год назад, когда шли дебаты по медицинской реформе. Давайте купим страховки, давайте сделаем страховую медицину. Но меня не поддержали. Я понимаю, почему власть это делает. Цель одна - сделать нас 15-миллионной, нищей, аграрной страной с проданной землей и с вечной войной до последнего украинца. Ульяна Супрун выполняет исключительно эту программу.

- Сопротивление, которое встречает Ульяна Супрун, ее сторонники объясняют тем, что она поломала многолетние коррупционные схемы в сфере здравоохранения, и за это ее хотят убрать.

- Этот аргумент не выдерживает никакой критики. Какую коррупцию поборола Ульяна Супрун? Раньше на закупках лекарств воровал "Василь" или "Петро", а теперь воруют "Джоны" или "Смиты".

- В нашей медицине воруют иностранцы?

- Супрун перечислила деньги международным компаниям, которые просто за организацию процесса берут 5% и еще 1,5% - за логистику. За те деньги, миллиарды гривен, которые были перечислены за границу в 2016-2018 годах, мы не получили лекарств в полном объеме. Где эти деньги? Вы думаете, если это иностранцы, то они священные коровы и нельзя говорить об их злоупотреблениях? А качество медикаментов, которые они поставляют? Индийские вакцины, после которых дети не могут стать на ноги?

Ульяна Супрун устраивает геноцид украинскому народу. Ее надо не просто выгнать, а сделать так, чтоб она не успела сбежать, не понеся ответственности за свои "эксперименты".

- Но пациенты говорят, что в некоторых больницах лекарства, наоборот, появились.

- Рад за отдельные, обычно киевские медицинские учреждения, где пациенты иногда не платят за лекарства. Но я за последние полгода провел сотни встреч в регионах. У людей инсулина нет, бинтов нет, люди умирают в больницах, их на улицу выгоняют.

Я не являюсь экспертом в узкопрофильных медицинских вопросах. Но я доверяю Ольге Богомолец, которая сказала на одной из передач, что госпожа Супрун никакая не доктор, а санитарка. Богомолец была руководителем медицинской службы Майдана, и когда туда прислали Супрун, то через 2 недели она ее выгнала за профессиональную непригодность.

Супрун говорит о том, что нужно закрывать онкологические больницы. Пациентов с туберкулезом переводит на амбулаторное лечение, они свободно ходят в толпе по базарам, ездят в общественном транспорте и заражают других. Как мы можем после этого говорить, что глава Минздрава – компетентный и вообще адекватный человек?

Супрун необходимо срочно убрать из сферы здравоохранения вообще, она опасна, и она только затягивает назревшую реформу. Я лично приложу все силы, чтобы добиться отстранения и наказания Супрун. А главное – обеспечу повышение качество лечения для украинцев.

 

28 февраля 2019 15:40
'site2018:subscribe.form' is not a component